Контакты: 
Тел: 8 (812) 643-40-45 
E-mail: 6434045@mail.ru 
 Приём заявок на уборку снега 07-24 ч, без выходных.
 Исполнение — в течение 24 часов.
Город без снега - уборка снега и наледи  с кровли крыш расценки за 1 мУборка снега и наледи с крыш ценаУборка снега и сосулек с крыш. ОбъектыОчистка кровли крыш. Форма заказаОчистка кровли от снега и наледиУборка снега. Контакты

Просто разные разности и снежности

Заснеженный город

Заснеженный город угрюм, простужен и неприветлив.
Заснеженный город спит, и снятся ему огни.
Заснеженный город хранит воспоминанья о лете
И ждёт, что оно вернёт его золотые дни.

А дворники снег метут и сыпят соль на дороги.
А центр сковали пробки, и люди идут в метро,
И каждый тайком мечтает о чуде о новогоднем,
И каждый украдкой верит, что произойдёт оно.

И только снег равнодушен к подаркам и поздравленьям.
И только снег не умеет лелеять мечты свои.
Он знает свою работу, он времени года верен,
И очень не любит сказок о счастье и о любви.

(с) Белый Грифон
* * *

     А снег не сдаётся, и падают хлопья, кружатся во мраке, как белые пчёлы. Мы - смертные люди из крови и плоти, и будет судьба неподъёмно тяжёлой, и будут проблемы, как гнус, вездесущи, напрасны - старания, тщетны стремленья. Пророк, свою участь смиренно несущий, боится поверить в своё воскресенье. Боится, молчит, и бредёт по дороге, а следом пурга его след заметает. И третье столетие в отпуске боги, а замы без них ничего не решают. А демоны сутками курят в подсобке и режутся в карты на спирт и желанья. У нас - бездорожье, а в городе - пробки, и в воздухе пахнет напрасным страданьем. Открыта вакансия новой Мессии, теперь наперёд всё известно прекрасно: иди и прикончи коварного змия, голодных корми и рассказывай сказки. На складе дадут тебе белые крылья, газонокосилку, кольцо и булавки. Там всем заправляет завхоз тетя Зина, и сторож Иван Кузнецов на полставки. Всё просто, мой мальчик. Ты роль отыграешь, и станешь навеки святым и священным, и новым посланником истины станешь, и смертным поведаешь тайны Вселенной. Всего-то и нужно: быть кротким и добрым, врагу под пощёчину щёку подставить, больных исцелять и разруливать споры, стараясь поменьше хитрить и лукавить. Я знаю, получится. Это не сложно. Сегодня народ не настолько безгрешен, - не видит границ между правдой и ложью, и на суевериях люто помешан. Оставлен штурвал, и корабль качает, и катят холодные чёрные волны, и рифы не дремлют, и ветер крепчает, а значит, наш рейс будет очень тяжёлым. Пусть падает снег на дома и дороги, скрывая изъяны беспутного мира. На пенсии демоны, духи и боги, - кто в детство впадает, кто бесится с жира. Пойми же, мы очень нуждаемся в чуде, в таком, чтобы вмиг победило сомненье. Ведь мы - не всевластны, мы - смертные люди. Нам хочется верить в твоё возвращенье.

(с) Белый Грифон
Петропавловская крепость с высоты птичьего полёта
Я верю тебе

Ночь. Мучительно белый снег
в сладостном свете ущербной луны.
Кто же ты - призрак ли, человек,
или правитель тайной страны?

Странник, не знающий слова "ночлег",
или посланник неведомых сил?
Алым окрасится белый снег,
страх завладеет сознаньем моим.

Страх. Пустота. Всё будто во сне.
Чувство бессилья как чувство вины.
Я заплутала в коварной тьме,
сбитая с толку светом луны.

Нет в ней спасенья, ответа нет, -
лишь безысходность со вкусом огня.
Но ты пришёл - через холод и снег,
пообещав, что не бросишь меня.

В пыль разобьётся злосчастная ночь,
сдавшись, отступит в небытие.
Ты мне сказал, что уже не уйдёшь.
Знаешь, я верю тебе.

(с) Искра из хвоста кометы
Январь 2010 года, Сестрорецк
Сезоны

Седая зима. Безнаказанный снег за окном, крепкий чай и хандра.
Ленивая, сонная нега тягучих, как патока, дней.
Артхаусные мелодрамы всю ночь напролёт до утра
И тусклое серое небо, которое всё холодней.

Украдкой зеваем, не выспавшись. Греемся тёплым вином.
Стараемся не замечать ненавистной душе белизны.
Играем в настольные игры, забыв обо всём остальном.
Листая цветные журналы, живём ожиданьем весны.


Весенняя оттепель. Новая куртка и жёлтый букетик мимоз.
Сосульки на крышах, ручьи, ледоход, озорная капель.
И солнечный мартовский зайчик, который тепло нам принёс,
Прирученный зеркальцем, скачет по комнате, словно газель.

Выходим на улицу: робко, с опаской, всерьёз опасаясь простыть,
И, плотно зажмурив глаза, дышим ветром и влажной землёй.
И хочется горы свернуть, танцевать и бежать во всю прыть,
Друзей донимая безудержной радостью, шутками и болтовней.


Три месяца лета. Клубника со сливками, радуги, зелень листвы.
Гроза, так внезапно заставшая в парке среди пикника.
Прогулки под куполом белых ночей, лунный свет, разводные мосты,
Костёр, и гитарные песни, и перистые облака.

Мечтаем успеть всё на свете и страшно боимся проспать,
В плену у иллюзии счастья, от зноя и солнца пьяны.
И, в детство невольно впадая, упрямо желаем всё сделать на пять,
Любыми путями хотим удержаться на гребне волны.


Минорная осень. Без предупреждения, без осторожных звонков.
Внезапно, как водится, - тучами, ливнями, пламенем алых рябин.
Букеты и школьники с яркими ранцами под лепестками зонтов,
Промозглый туман, листопады, депрессия и нафталин.

Вздыхаем, закутавшись в клетчатый шарф, наливаем горячий бульон
И ставим на паузу жизнь, в чёрном ящике спрятав дела, -
Вразрез с дневниками и планами. Думаем лишь об одном:
Скорей бы спираль завершила свой путь и новый виток начала.


И снова - зима. Гололёд, ветер с севера, белый узор на стекле.
Сугробы и дворники с мётлами, ёлки на каждом углу.
Сонливая грусть вперемешку с усталостью, сладкий ликёр и суфле,
И вечер, завёрнутый в пепельный холод и вязкую тьму.

Опять ностальгия, опять подоконники с видом на Невский проспект,
Предпраздничная суета, мандарины, густой снегопад.
И вновь замыкается пройденный круг, и часы ускоряют своё бег,
А люди всё так же не верят в судьбу и вечно куда-то спешат…

(с) Белый Грифон
Закроем глаза и позволим снегу идти, а ночи наступать.
Первый снег

А я сегодня видела первый снег,
хотя до Покрова осталась почти неделя.
Конечно, он таял, едва касаясь земли.
Он был слишком скромен и очень боялся нас.
Цепочка моих шагов превращалась в бег,
и снежные облака надо мной летели.
А я ловила снежинки открытым ртом,
а они кружились, словно танцуя вальс.

В октябре строго с севера дуют ветра.
Листопад обнажает скупую реальность.
Я тебе обещала забыть, что такое хандра.
Значит, я обещанье сдержать постараюсь.

А ты же видел сегодня тот первый снег
из окна, что на Невский проспект выходит?
Он чем-то немного похож был на птичий пух
и чуть-чуть - на зефирки, что жарят на пикниках.
Тебя дома ждет теплый ужин, уют и ночлег, -
назло всем снегам и промозглой осенней погоде.
А я дождусь, когда разведут мосты,
и уйду, держа чашку кофе в замерзших руках.

В октябре ветер гонит на берег волну,
листопад обнажает скупую реальность.
По холодным камням в петербургскую слякоть уйду,
и, закутавшись в вязаный шарф, до весны в ней останусь.

(с) Белый Грифон
Чёрная кошка, чёрный кот

Черная кошка, не менее черный кот
Ищут друг друга в городе цвета мышиной дрожи.
А в городе - пробки навылет, в городе Новый год
Каждую пятницу, которых на этой неделе все больше.

Черная кошка и черный, как деготь, кот
Знают - пятница снова плавно перетечет во вторник.
А дальше – опять все сначала, а может, и наоборот.
Воскресений здесь вовсе восемь - такой это странный город.

Черная кошка, не менее черный кот
В любом круговороте найдутся - задача для них не из сложных.
Какие проблемы – крюк километров в шестьсот
Для любящих, ищущих, ждущих – короче, для кошек.

Они независимы днем, но ночью просвет не в счет.
Как котят тянет к молоку, так их черноту к слиянию.
Лишь только мяукнет кошка, немедленно черный кот
Появится рядом – и горе соперникам не только кошачьего звания.

Он наполовину сиамец, мать его была зла, как ночь.
Она скорее в отца – тоже был боец из первого ряда.
И когда их становится двое – даже если ты просто хочешь помочь
Себе поверить в любовь - вставать между ними не надо.

Когда они, найдя наконец этот вечер, как повод,
Сливаются с тьмой и друг другом - спасибо, Конфуций -
Черная кошка и кот цвета лунного фона
Запросто зажигают звезды искренностью по-кошачьи жгучей.

А сны у котов совместные - вы не знали? Да, это так.
Черная кошка и кот такого же тона
Засыпают одновременно, обычно - глаза в глаза,
И каждый видит во сне еще более странный город.

Во сне он – поэт. Живет вдалеке, но к ней - все его стихи,
Когда не хватает слов, он призывает полночь на помощь.
Ему достаточно одной лишь капли тепла. Одной, но с ее руки.
Но этого нет у него - такой это странный город.

А ей снится Кустурица - сербообразный змей,
Что под кустом корицы прячет курсив от курицы.
Бывший цыганский кинобарон, а ныне отец семейств
И туповатой музыки – ну что с него взять, с Кустурицы?

Лишь белого цвета в снах ее непременно нет.
Даже на молоке - прокисшие отсветы полукровавые.
Повсюду - одни только тени ненаступивших дней,
И убегая от них, она часто будит кота, восхитительно вздрагивая.

И тогда чернота размыкает объятья, подмигивая звезде,
И вновь наступает утро по всем фронтам неизбывного.
“Хорошо, что все-таки все у нас не как у людей” -
Проснувшись, думает кот и нежно треплет кошку за шиворот.

(с) Иван Храмовник
Первый снег восхитителен~ о, это ни с чем не сравнимое ощущение хруста под ногами :)
Зеркальные миры. Книга вторая: перешагивая через Грань; отрывки из восьмой главы.
...К вечеру опять пошёл снег, оставив одни воспоминания от начавшейся было оттепели. Сквозь огромные, от пола до потолка, окна было хорошо видно заснеженную улицу, тёмное небо, почти лежащее на крышах домов, и крупные влажные хлопья снега, медленно кружащиеся в свете фонарей.

Высокие окна принадлежали скромному трактиру на одной из улочек в лабиринте Старого города. Таких трактиров в Дарквуде было пруд пруди, и этот был ничуть не лучше и не хуже своих соседей. Любой горожанин в возрасте от восьми до восьмидесяти мог с лёгкостью назвать с дюжину подобных заведений, готовых принять с распростёртыми объятьями любого человека, спасти от одиночества хотя бы на один вечер, предложить ужин или обед, скрасив едой, выпивкой и задушевной беседой тяготы и невзгоды бытия.

Трактир, конечно, звёзд с неба не хватал, но при этом выглядел очень мило, являя собой образчик классического гостеприимства, почти забытого в наши дни в обоих мирах. Атмосфера этого места скорее напоминала о харчевнях позапрошлого века, чем о современных дешёвых кабаках и элитных ресторанах вроде "Ля-Минора". Всё здесь выглядело преувеличенно по-домашнему: и книги в твёрдых переплётах, лежащие на полках, и многочисленные баночки, светильники и подсвечники, и плетёные корзины с овощами, стоящие прямо напротив входных дверей, и разномастная мебель, – такая неизбежно собирается в любом доме, где безвыездно проживало несколько поколений. Из медной воронки патефона лилась негромкая музыка, тягучая и вязкая, как сахарный сироп.
 
* * *
Казалось, свечей стало в два раза больше. Крошечные язычки пламени плясали в окнах и в хрустале бокалов, разбиваясь на бесчисленные осколки, играя отражениями, преломляясь от кривизны стекла. Дробясь на сотни миниатюрных радуг, они распадались на кванты и тут же собирались в теплые клочки света: в такт неторопливому джазу из старенького патефона, в унисон с запоздалым мартовским снегопадом, таким нежеланным и таким головокружительно пьянящим.

Патефон хрипло мурлыкал джазовые мелодии, спотыкаясь на пылинках и царапинах, но всё это было неважно: в их сердцах сейчас играла совсем другая песня, – рождённая под звёздным небом Аверсайда, в их первую встречу, и впервые услышанная там же, в зеркальном мире, на глазах у заходящего солнца.

Виниловая пластинка совершила последний оборот, и музыка смолкла, растворившись в пламени свечей, но Элис и Джон продолжали медленно кружить по импровизированному танцполу, – им не нужна была какая-либо другая музыка, кроме своей собственной. Потолок то удалялся, то приближался, и почему-то это казалось очень забавным.

– Элис, мы ещё не поднимали бокал за тебя, – спохватился Джонатан и шагнул к барной стойке, не отпуская её руку. – Это надо немедленно исправить.
– Непозволительное упущение с твоей стороны, – Элис кивнула с подчёркнуто серьёзным видом, но в последний момент не выдержала и расхохоталась, громко и заразительно. Сегодня в ней проснулся дерзкий кураж и упрямое нежелание противиться обстоятельствам. Ей хотелось лишь одного: чтобы этот вечер никогда не заканчивался.

На фото - кафе "Market Place" на Седьмой линии В.О., Петербург, послуживший прообразом для безымянного дарквудского трактира.

(с) Белый Грифон

Наши мастера с удовольствием выполнят любые санитарно-технические и электромонтажные работы в Санкт-Петербурге и пригородах, а также по всей области. Сантрехэлектро78.ру -профессионализм без посредников

Чаще всего на находят по запросам: очистка кровли от снега и наледи, уборка снега с крыш, уборка снега с кровли, удаление снега.
 
Уборка снега с крыш